Гибель туристов 30-го Всесоюзного маршрута по Западному Кавказу «Через горы к морю» в сентябре 1975 года

Что же случилось в те трагические дни на тридцатом туристическом маршруте?

На этот вопрос лучше всего на сегодняшний день, спустя десятки лет, может ответить Бормотов Иван Васильевич – Доцент кафедры экономики и управления на предприятии Майкопского государственного технологического университета, который принимал участие лично в спасательных работах тех самых туристов, как начальник спасательного отряда. Так же Иван Васильевич присутствовал на заседаниях областного суда и слушал судебные разбирательства по этому делу.

Спасательные работы в сентябре 1975 года
Спасательные работы в сентябре 1975 года

Вот отрывок из книги Бормотова И. В. «В краю легенд и преданий», в котором описаны эти события. Цитата:

Это была обычная группа плановых туристов, скомплектованная из жителей Украины, Узбекистана, Центральной России и других уголков страны и приехавшая на отдых по туристским путёвкам. Они заехали на Хаджохскую турбазу «Горная», на 30-й Всесоюзный маршрут, прожили в ней пять дней, сходили в тренировочный поход на водопады Руфабго и переехали на турбазу «Кавказ».

Водопады Руфабго. Приют Солнечный
Водопады Руфабго. Приют Солнечный

Все пять дней с ними занимался опытный инструктор туризма Агеев Алексей Павлович — учитель школы из поселка Табачного Майкопского района. Ему в помощь были выделены два студента Донецкого сельхозинститута — Сафонов Алексей и Ковалёва Ольга.
Алексей Агеев в основной сложный поход через высокогорную зону к Черному морю пойти не смог, начинался учебный год, и ему нужно было на работу. Все три группы туристов: «Ноликов», «Ашников» и «Бешников» — разделили на две подгруппы и поставили руководителями студентов, пришедших работать инструкторами первый сезон.
Утром 9-го сентября туристы, получив продукты питания на турбазе «Кавказ», вышли на основной маршрут: турбаза «Кавказ» — приют «Тепляк» — приют «Фишт» — приют «Бабук-аул» — приют «Солох-аул» — поселок Дагомыс. Шли по левому берегу реки Белой до слияния её с рекой Тепляк, где стоял одноименный приют.

Здесь, у читателей возникает много вопросов. Нужно отметить, что приют «Тепляк» не отмечен на существующих картах. «Тепляк» является малоизвестным приютом, так как вариант маршрута, проходящего через него просуществовал всего один год в далёком 1975. Сейчас на месте приюта стоят два небольших балагана. Приют Тепляк закрыли после трагедии 1975 года. Маршрут снова стал проходить по реке Желобной, через Партизанскую поляну и приют Армянский.

Вечером у походного костра был организован праздничный ужин. Уже стало традицией на многих плановых маршрутах — когда нет повода выпить, его придумывают. Так было и на этот раз. Играли шуточную походную свадьбу, медовый месяц и романтическое путешествие. Обычно такие праздники начинались в начале маршрута и весело заканчивались в ресторане Дагомыса в конце маршрута. Люди на отдыхе, они готовились к нему целый год.

Поздний отбой, как обычно, привёл к позднему подъёму. Погода была пасмурная. Уже два дня с юго-запада тянулись серые тяжелые тучи.

Утром 9-го сентября с выходом на маршрут задержались. Пока приготовили завтрак, пока собрали рюкзаки, потеряли два-три утренних ходовых часа, когда погода ещё позволяла пройти наиболее сложный и крутой участок маршрута. С утра было пасмурно. Тропа в густом пихтарнике круто поднималась вверх по склону. Начался мелкий моросящий холодный дождь, на тропе стало скользко.
Чем ближе подходили к альпийской зоне, тем становилось всё холоднее. В воздухе запахло снегом — это был первый признак надвигающегося урагана. Сырость и холод пронизывали всё тело. Начала срываться снежная крупа. В лесу было как-то непривычно спокойно. И снежный заряд не насторожил инструкторов.
Группы вышли на альпийскую зону и длинной цепочкой вытянулись вдоль восточных склонов горы Гузерипль. Склоны хребта Каменное Море, горы Оштен и верхушка горы Гузерипль были белыми от снега, но и это не вызвало тревоги у инструкторов. Сильный ветер порывами обдавал то дождём, то зарядом снежной крупы. Туристы, разделившись на несколько небольших групп, продвигались по тропе, траверсируя склон горы Гузерипль.
Непогода усиливалась. Снежная крупа перешла в сплошную метель. В считанные минуты замело тропу. Впереди был только белый альпийский склон. Видимость сократилась до 2-3-х метров. Даже опытным туристам трудно ориентироваться в условиях ограниченной видимости. Инструкторы попытались собрать туристов, растянувшихся по тропе вдоль склона, всех вместе, в одну группу. Сафонову удалось догнать группу Ковалёвой и объединиться. Стали советоваться с группой, что делать дальше: или вернуться на приют, или пробиваться по тропе вперёд на приют «Фишт». Неуверенность инструкторов сразу передалась туристам.
Мнения разделились. Одни настаивали идти вперёд, на приют «Фишт», другие же — вернуться назад, а третьи — спуститься в лес и переждать непогоду. Пурга разыгралась в полную силу, ветер валил с ног, снег затруднял передвижение, сек лицо и руки, полностью скрыл тропу и ориентиры.
Когда уже инструкторы решили возвращаться назад и стали собирать сбившихся с тропы туристов чтобы идти к пастушьему балагану, в их команды уже были внесены другие коррективы. Среди туристов были явные лидеры — здоровые крепкие парни, с армейским и походным опытом. К их мнению всегда прислушивалась группа, их авторитет был выше, чем у молодых студентов.
Они первыми сошли с тропы к лесу, до которого было не более полукилометра. Ветер дул в спину, лес был внизу, и идти казалось просто. За ними устремились и другие туристы. На крики инструкторов вернуться на тропу никто не обращал внимания.
Холод, снег и ветер гнали их к спасительному лесу. С этого момента они остались один на один со стихией. Ковалёва, собрав остатки группы, повела ее к пастушьему балагану. Сафонов пошел за туристами вниз, пытаясь собрать расползавшихся по склону туристов. Но уже началась паника. Кто-то бросил рюкзак и побежал по склону, кто-то кричал, призывая идти вместе и не бросать друг друга, кто-то, завязнув в глубоком снегу, просил о помощи. Группой двигала одна паническая мысль: «Быстрее вниз, к спасительному лесу, там костёр, там тепло», и они бежали, бросая ослабевших товарищей. Им помогал шквальный ветер, заглушая голоса, резко бил в спины, сталкивая в глубокий распадок балки Могильной, одного из притоков реки Армянки.
«Лидерам», расколовшим группу, всё же удалось войти в лес и разжечь костёр. У кого хватило сил пробиться к костру, тот пробился и остался жив. Остальные, обессилевшие и потерявшие ориентировку в пурге, рассыпались по крутым склонам балки Могильной.
Долго до сидевших у костра здоровых и крепких парней доносились мольбы и просьбы о помощи погибающих. От костра никто не встал, не пошел на выручку своих товарищей, не помог ослабленным выбраться из балки по глубокому снегу. Так туристы, сошедшие с тропы и устремившиеся за лидерами, остались брошенными на склоне горы один на один со стихией.
Тем временем Ольга Ковалёва благополучно добралась с остатками группы до пастушьего балагана. От секущей лицо и глаза ледяной крупы она ослепла. Сафонову удалось собрать часть туристов на склоне, переправиться через ручей балки Могильной, войти в лес и разжечь костёр. Он приказал туристам собирать дрова, поддерживать костёр, а сам пошёл искать остальных, оставшихся на склоне. Никто из мужчин не смог оторваться от костра и не пошел с инструктором искать отставших.
А когда он вернулся, ведя с собой полузамёрзших девчонок, костёр уже не горел — не было дров. Мужчины сидели, прижавшись, друг к другу, и замерзали. С большим трудом инструктору удалось заставить туристов собрать дрова и вновь разжечь костёр. Никто не хотел идти за дровами. Но когда запылал костёр, мужчины первыми прижались к теплу, не пуская других. Они отталкивали более слабых и женщин, огрызаясь и скандаля.
Ольга Ковалёва в пастушьем балагане встретила пастухов Острицова Виталия Георгиевича и Крайнего Владимира, пасших коров колхоза «Путь к коммунизму», и попросила их помочь в поиске рассыпавшихся на склоне горы туристов. Они сразу оделись и вышли на поиски. Когда Острицов, выбиваясь из сил, притащил к балагану двоих девушек и попросил парней помочь вытащить другую девушку из глубокой балки, потерявшую сознание, желающих не оказалось. Он нёс ее, сколько мог, по грудь, увязая в снегу. По пути он встретил ещё двоих туристов, сидевших под большой пихтой, и велел им никуда не уходить и поднять из балки потерявшую сознание девушку, сказав, что он за ними придет.
С большим трудом он выгнал из тёплого балагана здоровых парней, чтобы они по его следу в снегу забрали девушку и двух туристов, оставшихся под пихтой. Но парни, отойдя от теплого места, постояли там немного и вернулись к балагану, сказав, что никого не нашли.
Девушка, оставленная в балке, так и осталась замерзать, никто за ней не пришёл. Судьба двоих, оставленных под пихтой, сложилась так. Ими оказались туристы Светлана Вертикуш и Михаил Осипенко. Светлана, твёрдо уверенная, что ей все равно окажут помощь, за ней придут, о ней знают, трое суток боролась в одиночку со стихией и выжила. Выжила надеждой и верой, что к ней кто-нибудь пробьется. Насквозь промокшая, без тёплых вещей, спичек, костра и продуктов, она под огромной пихтой соорудила себе из веток и папоротника шалаш. Вокруг пихты в глубоком снегу пробила тропу, и всё время двигалась, не давая себе замёрзнуть.
13-го сентября, только увидев вертолёт спасателей, она покинула своё убежище и, беззвучно плача, стала карабкаться по осыпному склону навстречу спасателям. Она — единственная, кого спасателям удалось найти живой, она не потеряла самообладания, мужественно боролась с холодом и голодом. Всё время ждала. Ждала трое суток. Она могла бы поддаться панике и уйти с того места, где их оставил Острецов, тогда наверняка бы погибла. Она жила надеждой, что помощь придет, и выжила в этой стихии.
Горы не прощают слабости, трусости и малодушия. Только преодолев все трудности, она из последних сил карабкалась к спасателям, кричала ослабшим голосом, но не слышала своего голоса. Увидев спасателей спешащих к ней, она потеряла сознание. Её уложили на палатку и понесли в вертолёт.
Михаил Осипенко, который был со Светланой, решил найти свой брошенный рюкзак. В нём были тёплые вещи, продукты питания и сухие спички. Отошёл от пихты, где остановилась Светлана, и заблудился в лесу. С группой спасателей его мы нашли самым последним из погибших. Он сорвался в глубокую пропасть каньона и лежал на каменном дне реки Армянки, под снежной лавиной. Справа и слева от него, заглушая всё вокруг, ревели полноводные 40-метровые водопады Армянки. Это уже стаивал под ярким солнцем снег прошедшего урагана. Разыскали Михаила только на девятые сутки после гибели всей группы.
Кроме небольших групп туристов, Сафонова, Ковалёвой и «лидеров», ещё удалось закрепиться в лесу небольшой группе туристов, остальные остались медленно замерзать на снегу. Оставшись без тёплых вещей, без инструктора, потеряв волю к борьбе со стихией, они обрекли себя на замерзание. Из 53 человек 21 погиб.
Те, кто выжил в первую ночь, рассказывали нам, как они, сбившись в круг, сложили оставшиеся рюкзаки, прижались спина к спине и сидели, накрывшись полиэтиленовой плёнкой. К утру из этой группы четверо остались лежать неподвижными.
В группе «лидеров» события разворачивались совершенно по другому. Они отказывались помогать ослабшим, отбирали у туристов теплые вещи для себя. У этих здоровых парней, внёсших неразбериху и панику в группе, было всё: карта, сухие спички, продукты, медикаменты. Они были хорошо экипированы, сидели у костра и не обращали внимания на крики погибающих. Утром, проснувшись и позавтракав у костра, спокойно ушли вниз по тропе, прихватив с собой тёплые вещи, снятые с погибающих туристов.
Они тоже выжили. Тоже были на суде. Но судить их не стали. Суд объяснил, что на этих мародёров подействовала стихия, и они не ведали, что делали. После первой ночи ещё оставались живые, обессиленные и обмороженные. Они не в состоянии были выбраться из глубокой Могильной балки. Женщина по имени Дина так и осталась лежать на ее дне. Как она просила своих крепких и здоровых товарищей не бросать её, помочь ей, ради её маленьких детей, но так и не допросилась помощи. Парни, вскрыв консервы и прижавшись к теплому костру, спокойно грелись. Даже тогда, когда в группе осталась последняя банка тушёнки, один из них вскрыл её и спокойно съел один, не поделившись с голодными товарищами.
На следующий день, 11 сентября, полная свежих сил, к пастушьему балагану пастуха Острецова поднялась следующая плановая группа туристов под выходным номером 94. Руководили этой группой также студенты, только из Краснодарского политехнического института Сергей Борзенко, Людмила Таранухина и Галина Кузминкина.
Увидев обмороженного инструктора 93-й группы Сафонова Алексея и ослепшую Ольгу Ковалёву, узнали у них про снежную обстановку, развернулись и ушли вниз на приют «Тепляк» готовить себе обед, не оказав помощи терпящим бедствие и не послав гонцов на турбазу предупредить о потере людей в 93-й группе туристов.
Трагедия, разыгравшаяся на 30-м маршруте, происходила в основном в зоне леса на высоте‚ 1400-1600 метров над уровнем моря. Непогода бушевала ровно сутки. Днём засыпало всё снегом, ночью резко похолодало, а утром следующего дня уже блеснули в разрывах облаков первые лучи солнца. Сразу осел снег, и весёлые ручейки зазвенели по многочисленным желобкам чёрного от угольных сланцев склона горы Гузерипль.

Отрывок из книги «В краю легенд и преданий», автор Бормотов И. В. 

30-й всесоюзный маршрут
30-й всесоюзный маршрут

На сегодняшний день это единственный источник информации о данной трагедии, поэтому на форумах можно найти много вопросов и рассуждений по этому поводу. Например. Где находился приют Тепляк? Какой путь был у тридцатого маршрута в 1975 году? Где находился приют Армянский? И другие вопросы.

Друзья, если у Вас есть дополнительная информация, которая может дополнить картину происходящего, поделитесь. Спасибо!

Друзья, абсолютно бескорыстно, вместе с Вами, давайте соберём средства на возведение памятника погибшим туристам 30-го Всесоюзного маршрута по Западному Кавказу «Через горы к морю» 10 сентября 1975 года.


Гибель туристов 30-го Всесоюзного маршрута по Западному Кавказу «Через горы к морю» в сентябре 1975 года: 3 комментария

  1. Ну да стихия на них, действительно, подействовала. Вскрыла их подлое и гнилое нутро предателей, а действия 94 вообще выше всяких «похвал».
    Не удивительно, что СССР так легко развалился.
    А мы до сих пор удивляемся как так могло случится, что дети в лагере погибли.
    Так потому что врожденная халатность, эгоизм, безалаберность и разгильдяйство.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *